ХОЖДЕНИЕ ПО МУКАМ


Мой жизненный опыт общения с нашей государственной действительностью, с российскими чиновниками особенно интересен для тех, кто этих чиновников знает издалека, кто почти или вообще никогда не имел с ними дела. Издалека они выглядят очень грозными, правильными, строгими, а вблизи. Абсолютно все представители данного класса, разговаривая на приеме с населением (а проще говоря, с «быдлом»), испытывают к нему особый род высокомерия, которое тщательно скрывают, с потрясающим артистизмом сокращая психологическую дистанцию, выражая заботу близкого родственника. Вы будете потрясены их человечностью и пониманием глубины вашей проблемы. При более глубоком проникновении в них просматривается даже род злорадства, оттого что их артистизм наивный «ходок» воспринимает за чистую монету. Но в случае со мной - они не понимали, что имеют дело с профессиональным психодиагностом, который читает не только чувства, но и мысли, и учит этому других. Впрочем, ближе к делу.
Хождение 1
Открывала я свой центр, не имея никакого финансового и административного опыта, будучи простым учителем музыки. Для Центра народной медицины необходимо было помещение. В моем социалистическом уме и пустом кармане крутились идеи только об аренде госу-дарственного помещения. Так в 1997 г. я попала в комитет по управлению имуществом г. Самары. Не имея ни малейшего понятия, что все в нашем чиновничьем аппарате делается за деньги, я искренне думала, что комитет - это то место, где дают муниципальные помещения всем нуждающимся. Я писала письма, но на письма не получала ответа. В это время в городе произошли выборы, и к власти пришел новый глава города. Ходили слухи, что на «царствование» его поставили «братки», но я не знала, кто это такие. Жизнь дала мне это увидеть. Все муниципальные инстанции, которые я посещала, занимали молодые коротко стриженные мужчины накачанного спортивного вида, несколько странно выглядевшие в пиджаках. Меня как интеллигента поразил сленг. Было видно, как трудно им поставить два слова рядом, как им на язык просится элементарная «феня». Через несколько дней я уже была в некотором столбняке от тех, кто управляет нашим городом, но попыток добиться аренды не оставляла.
В то время новоявленный глава города еще вел прием населения, и делал это регулярно раз в неделю. Записаться на прием я не успела, но решила попытать счастья и все-таки попасть на него. Очередной браток заверил меня, что я не имею ни малейшего шанса туда попасть, так как очередь расписана уже на год вперед. Наступил день приема. Помню, что я надела очень яркое фиолетовое платье и села напротив двери приемной. Ровно в пять, закончив прием, мэр появился на пороге. Я встала. Он стремительно подошел ко мне и, играя роль отца народа, спросил, что я здесь делаю. Я честно ответила, что прошу помещение для Центра народной медицины, что несколько раз писала ему письма по этому поводу. На что так же быстро он произнес: «Идем со мной», - и зашагал с первого этажа приемной на последний этаж, где находился его кабинет. Я еле успевала за ним. Мэр спросил: «Народная медицина, говоришь, а что это такое? Энергоинформатика? А я ведь тоже кое-что могу. Хочешь, покажу?» Мне стало интересно: «Конечно, хочу». Мы замолчали. Ничего не поняв и не почувствовав, я через некоторое время спросила: «А что, собственно, вы делаете?» - «Я делаю, чтобы тебе было хорошо», - ответил глава. «Мне всегда хорошо», - пожала плечами я, так ничего и не поняв. Тем временем мы дошли до кабинета.
Зайдя в него, глава поднял трубку и быстро вызвал тогдашнего руководителя комитета по управлению имуществом, который был для меня совершенно недосягаем. Каково же было мое удивление, когда этот «полубог» появился в кабинете явно на полусогнутых ногах. Мэр стукнул кулаком по столу: «Почему не ответили на письмо? Срочно дать помещение. Идите!» Мы оба вышли. Это было похоже на сказку. Председатель комитета умоляюще произнес: «Что же вы раньше мне не сказали?» - «Да я вроде все говорила.» - заметила я. Здесь началось второе действие. Мы спустились в комитет имущества в кабинет его председателя. По такому же короткому звонку явился тот чиновник, который издевательски целый год футболил меня и называл астрономические цифры аренды. И повторилась та же сцена, что и на верхнем этаже, теперь в отношении его. «Почему до сих пор не дали?» - стукнул кулаком по столу председатель. «Да я разве против?» - сполз со стула чиновник и, выпол
зая из кабинета, пригласил меня за собой. Надо сказать, что он поразил меня больше всего, поскольку и мэра, и председателя я видела в первый раз, а его посещала регулярно в течение года. Я знала его как насмешливого и холодного «футболиста», а раздавленным и покорным видела впервые. Так я поняла, что человек, который пресмыкается перед началь-ством в страхе наказания и увольнения, обязательно будет искать все возможности переложить свое унижение на плечи нижестоящих.
Хождение 2
В списках помещений, свободных для аренды, я нашла маленькую «конуру» на ул. А. Матросова, д. 5, площадью в 29 кв. метров. Я имела возможность обозревать его только через окна первого этажа, загороженные решетками. Ключ от помещения был у прежних хозяев. Было известно только, что уже год они не платили арендную плату и нигде не проявляли себя. В комитете мне объяснили порядок получения помещения. Необходимо принудительно вскрыть дверь в присутствии милиции, представителей комитета имущества, составить акт и переоформить поме-щение на себя. Так мы и сделали. После вскрытия помещения оказалось, что его планировка сделана под магазин и никак не соответствует потребностям Центра народной медицины.
Доброжелательный представитель комитета имущества посоветовал сделать сначала перепланировку и только потом вызвать техника из БТИ, чтобы с новым техпланом приходить к ним в отдел для заключения договора аренды. Мы послушались и на этот раз. Но когда капитальный ремонт с перепланировкой этого закутка был закончен, произошло следующее. В этом пустом помещении, предназначенном под магазин, прежние хозяева оставили стеллажи - витрины. Было видно, что они хотели, но так и не собрались открыть этот злополучный магазин. Каким-то образом нам все-таки удалось их найти. Здесь сказываются странности нашей бюрократии: то у них нет данных о прежних хозяевах, то они легко их нашли. Поскольку прошло уже несколько месяцев после вскрытия магазина, мы со спокойной душой позвонили прежним арендаторам и попросили забрать свое имущество.
Как гром среди ясного неба, к нам вкатился невысокий мужчина с редким тогда еще (1998 г.) сотовым телефоном в руке и, размахивая им, как пистолетом, начал кричать, что мы еще узнаем, с кем мы связались, и горько пожалеем об этом.
«Кто здесь у вас главный?» - надрывался он. «Я», - отозвалась я из уголка и предложила ему представиться: «Меня зовут Светлана Михайловна, а вас?» - «А меня вы еще узнаете!» - закричал он и ринулся к выходу. Мы записали номер его машины - «Волги» - 001. Через час мы уже знали, что это машина первого лица одного из районов города, друга нашего мэра. Мы приуныли. Оказывается, это помещение он взял для ведения бизнеса, на который по закону не имел права. Он оформил аренду на своего двоюродного брата. Тот вскоре тоже не замедлил к нам явиться и потребовал возместить ремонт, который они год назад сделали в этом помещении и которым мы, естественно, не воспользовались. Больше месяца мы выясняли, на каком основании с нас требуют огромные деньги. Но все чиновники мэрии, к которым я заходила, отводили глаза в сторону и говорили, что, скорее всего, этого помещения нам не видать.
Мы были в очень шатком положении, поскольку договор аренды все еще не был оформлен. То, что нам сказали устно, к делу не пришьешь. Получалось, что мы попа- ли в помещение самовольно, хотя все соответствующие акты и решения были у нас на руках. Я вложила в капитальный ремонт все имеющиеся у нас деньги. Через месяц наскребла почти всю требуемую за предыдущий ремонт сумму за исключением четырех тысяч. Больше мне взять было неоткуда. Чиновник уступать не хотел. Чувствуя свое бесправие, я сделала следующее: подала заявление в суд о побуждении к заключению договора аренды комитетом имущества. Копию заявления я от-несла на главный канал телевидения нашей губернии, зная, что он поддерживает губернатора, а губернатор - первый враг мэра. Я пригласила в суд, который должен был состояться на следующий день, корреспондента с телекамерой. Затем пришла в комитет имущества и сообщила обо всем этом. Все тот же чиновник, который менял лица подобострастия и высокомерия очень быстро, попросил меня подождать ровно два часа, заверяя,

что договор будет оформлен. Действительно, через два часа мне вручили подписанный договор, и в суде надобности уже не было. Так я поняла окончательно, что гласность - это оружие.
Хождение 3
Самое длительное знакомство в чиновничьей среде у меня сложилось с тем, кто непосредственно ку-рировал народную медицину в министерстве здравоохранения Самарской области. С виду энергичный и деловой, на самом деле он занимался тем, что ровно ничего не делал, а скорее, упорно ничего не делал для развития народной медицины в области. О других сферах его деятельности судить не берусь. Интересен он тем, что виртуозно делал вид, а всего осталь-ного не делал. Вышестоящего начальства он боялся панически и выполнял все распоряжения скрупулезно, поэтому я назвала его Господином, Который Ничего Не Решает И Всего Боится. Он красовался в своем кресле при разговоре с подчиненными, явно любуясь своим остроумием и не стесняясь на крепкие словечки, и тут же менялся в лице и вытягивался в струнку при звонке начальства. Было видно, что потери кресла он боится больше всего в своей жизни. Этот буквально животный страх ответственности мгновенно лишал его лоска. И тем не менее, карьера его успешно шла и развивалась.
В существование энергоинформатики он, безусловно, верил. И даже один раз дал фотографию своей пре-старелой матери, чтобы я ее полечила. «Мама ничего не помнит, ни прошлого, ни настоящего. Она уже месяц лежит в лучшей больнице области, но память к ней не возвращается, - сказал он. - Например, вчера она мне сообщила, что у нее в гостях был отец, а он умер пять лет назад». - «Хорошо, я помогу вам», - все еще надеясь на сотрудничество, пообещала я. Еще через месяц я вернула ему фотографию и сказала, что уже все хорошо. «Да, но мы ее тоже лечили», - подчеркнул мой псевдоколлега. Однако еще через год он как бы между прочим попросил: «Вы знаете, она уроки с моими детьми делает слишком медленно. Нельзя ли еще ее подлечить?» - «А восемнадцатилетней вам ее не сделать?» - поинтересовалась я. Достаточно серьезное и не поддающееся лечению средствами официальной медицины заболевание - амнезия - ушло навсегда от его почти 80- летней мамы. Затем он обращался ко мне за помощью еще нескольким пациентам с еще более серьезными диагнозами. И каждый раз я ему помогала. Но никакой поддержки и даже желания этой поддержки мне и моей организации он так и не проявил. Все мои шаги, инициативы он не отвергал, но и не поддерживал. Долго обсуждая все возможные варианты научного обоснования народной медицины, он вдохновенно обещал поговорить с нужными людьми, но за все четыре года ни одного разговора так и не произошло. При мне он писал в своем ежедневнике время и место встреч, звонков и просил перезвонить в это время - узнать результат. Когда я звонила, он говорил: «Еще нет, позвоните позже». Так продолжалось месяцами по поводу одного звонка и одного разговора.
Помню, как однажды, когда я сказала, что народная медицина нужна народу, он изменился в лице и проникновенно спросил: «А кто такой народ? Где народ?» Очевидно, имелось в виду, что народа нет как такового в нашей стране. Я ответила: «В частности, я - народ. Я себя к нему отношу и думаю, что он все-таки есть в нашей стране, как бы вы ни хотели это обстоятельство игнорировать». Так я в первый раз встретилась с идеологией чиновников относительно народа.
Позже мне развивали теорию об алкогольном и ленивом народе еще несколько человек, которые понимали, очевидно, что работают против него. Видимо, голос совести все-таки требует обосновать свою практику двуличного «служения» народу такой же двуличной теорией.
Вероятно, именно такие люди и нужны госаппарату. Те, кто никогда не выходит из подчинения, - и есть на-стоящая опора власти. Почитав законы об обеспечении государственных чиновников, я поняла, чем госслужба так прельщает: это хорошая пенсия, прежде всего, и море привилегий в этой жизни. Позже, получая юридическое образование, я еще больше укрепилась в мысли, что государство заботится о чиновниках, как и о депутатах, потому что и те, и другие обеспечивают его власть.
Огромное количество надбавок к должностному окладу повышают его просто сказочно. Так, например, обычная зарплата начальника отдела в центральном аппарате МВД с должностным окладом 4400 руб. и ста-жем службы более 10 лет в 2006 г. могла в реальности составить около 29 000 руб. Каким образом? Об этом подробнее - в одной из последующих глав.


^ «
<< | >>
Источник: Пеунова, С.М.. ШАГИ по жизни. 2008

Еще по теме ХОЖДЕНИЕ ПО МУКАМ:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. ЗАРУБЕЖНЫЕ КОНТРАКТЫ.
  3. 2.3. Регистрация по месту жительства
  4. СПИРИТУАЛИЗМ
  5. ХОРОШЕЕ ЗНАНИЕ РАБОЧЕГО МЕСТА
  6. Техноярость
  7. Поворот не туда. Часть третья
  8. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  9. 8. ФУНКЦИИ ДЕНЕГ В ЭКОНОМИКЕ. СПРОС И ПРЕДЛОЖЕНИЕ ДЕНЕГ
  10. СОЦИАЛЬНОЕ ДЕЙСТВИЕ
  11. АНТИУТОПИЯ
  12. КАТОЛИЦИЗМ
  13. внедрение улучшений
  14. МЕЖДУНАРОДНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ СПУТНИКОВОЙ СВЯЗИ (ИНТЕЛСАТ) (англ. International Telecommunications Satellite Consortium
  15. 2.4 Снятие с регистрационного учета
  16. НАРОДНИЧЕСТВО
  17. 3. М. Вебер о социальной структуре общества
  18. АПОКАЛИПСИС
  19. СОФИОЛОГИЯ