Польза от перемен


В мире программного обеспечения так много апологетов, а их влияние настолько велико, что власть этой касты ослабевает очень медленно. Но эта власть ослабнет обязательно. Для этого достаточно, чтобы люди поняли: технологии не обязательно должны быть бесчеловечными. Чем чаще пользователи будет сталкиваться с программами, не унижающими их человеческое достоинство, тем быстрее они будут терять терпение, встречаясь с иными программами, которые оскорбляют и раздражают их. Они пинками погонят танцующих медведей прочь.
Когда пользователей таких продуктов было немного, все они были и непосредственными участниками процесса, а потому понимали, насколько революционна эта технология. По мере проникновения технологии во все сферы жизни всё меньше причастившихся осознают, насколько это достижение велико. Они не готовы простить продукту некачественное взаимодействие только потому, что создание этого продукта отняло много сил.
Следование за технологией кажется идеей неплохой, однако результатом обычно становятся утомляющие продукты, более сложные наследники тех, что уже были созданы. Проектирование взаимодействия позволяет вырваться из этого круга и создавать продукты, которые делают то, что никогда раньше не делалось.
Проектирование взаимодействия делает продукт привлекательным, награждая уникальным рыночным преимуществом – преданностью покупателей. Если покупателя осчастливил ваш продукт, этот человек надолго останется клиентом вашей компании и вашего брэнда. Если же ваш продукт – очередной танцующий медведь, клиенты будут оглядываться в поисках более простых и дружелюбных альтернатив.
Проектирование взаимодействия может сократить затраты времени на разработку продукта. Если вы заранее знаете, что именно следует создавать, то потратите меньше времени на поиски верного пути.
Создание правильного продукта – всегда итеративный процесс. Чтобы добиться точности в деталях, требуется несколько попыток. Проектирование взаимодействия позволяет значительно уменьшить количество итераций. Выпуск каждой новой версии продукта сопряжен с огромными затратами, поэтому, уменьшая количество версий с четырех до двух, вы экономите массу денег и времени.
Процесс разработки удешевляется, если версий становится меньше и код выбрасывается не в таких количествах. Программисты часто жалуются, что наши проекты требуют создания более сложного кода, и зачастую они правы. Однако в целом размер кода получается обычно меньшим. Стоимость кода не сильно растет с увеличением сложности, однако значительно растет с увеличением объема. Каждую лишнюю строку кода необходимо тестировать, отлаживать и поддерживать.
Почему они не едят пирожных?
Я живу и работаю в Кремниевой Долине, штат Калифорния. Практически все знакомые мне люди вовлечены в индустрию высоких технологий. Мы все обеспечены, образованны, географически и социально мобильны, замечательно управляемся с компьютерами, сотовыми телефонами, видеомагнитофонами, банкоматами и всеми прочими представителями зверинца продуктов, основанных на программном обеспечении. Когда я обедаю в Crescent Park Grill или Spago, посетители за соседними столиками все время обсуждают клиент-серверные архитектуры и веб-интерфейсы. Восхитительное место для жизни, но оно не дает представления о большинстве жителей этой страны, не говоря уже обо всей планете. Здесь, в Долине, наши оценки качества высокотехнологических продуктов могут искажаться легко и радикально. Мы забываем, насколько сложно в действительности применять эти продукты.
Десять лет назад консультант по розничным продажам Сеймур Меррин (Seymour Merrin) сказал, что нам проще было убедить покупателей, что программами легко пользоваться, чем сделать так, чтобы программами было легко пользоваться. Высказывание Меррина было циничным, однако он также выражал удивление, что нам сошла с рук столь наглая ложь. Сегодня его слова все еще справедливы, но рост высоких технологий не оставляет возможности и дальше выезжать на одном цинизме – нам требуется настоящее решение.
Люди знают, что компьютерами очень трудно пользоваться, однако предполагают, что тому есть причины. Большинство считает, что лучше уже и быть не может.
Простые пользователи, не вовлеченные в индустрию компьютеров, приходят в крайнее раздражение из-за сложных в применении продуктов, тогда как люди, занятые созданием продуктов, в массе своей удовлетворены состоянием дел. Программистам не кажется, что компьютерами сложно пользоваться, поэтому они готовы терпеть некоторые вещи, пока есть возможность поиграть в технологические игры, создавая новых классных танцующих медведей.
Что до остальных из нас, мы получаем программы, соответствующие требованиям, а требовали мы до сих пор очень немного. Разработчики программ засыпают нас штучками, примочками, возможностями, которые нам не нужны, которые мы никогда не применяем, но вынуждены оплачивать. Мы требуем, чтобы программы не сбоили, поэтому программы подвергаются исчерпывающему тестированию и, как следствие, обладают разумной надежностью. Мы требуем новых версий немедленно, и компании выпускают версии с безумной скоростью. Но, не задумываясь о том, что жизнь может стать лучше, мы не требуем, чтобы продукты стали мощными и приятными, поэтому продукты и остаются слабыми, угнетающими.
Время от времени у потребителей появляются призрачные надежды, что следующая волна технологии, скажем, распознавание голоса, сделает программные продукты простыми в применении. Надеяться на это наивно и неумно. Мне грустно видеть, как апологеты грубо подыгрывают таким надеждам.
Программное обеспечение уместно сравнить с пластилином – оно может принимать любую форму, какая будет угодна авторам. Они не создают простые в применении программы не потому, что это невозможно, а потому, что не умеют. Чтобы не признавать этот неудобный факт, они заявляют, что лучше сделать просто невозможно «по техническим причинам». Пользователи компьютеров, программистами не являющиеся, вынуждены соглашаться со специалистами и страдать, или же не соглашаться со специалистами и – вот именно – все равно страдать. Не будучи специалистами, они не способны предлагать собственные решения, поэтому к ним относятся, как к бесполезным нытикам.
Штат Детройт производил гигантские хромированные прожорливые автомобили и лицемерно утверждал: «Мы даем потребителям то, что им нужно». Во время нефтяного кризиса семидесятых японцы вышли на рынок с экономичными небольшими автомобилями и нанесли Детройту удар, который не забудется никогда. Сегодня автомобильная индустрия Америки проявляет гораздо большее уважение к желаниям потребителя и уже не осмеливается утверждать, что все знает лучше.
Япония захватила позиции на автомобильном рынке, выполнив желания пользователей, о которых те и не подозревали. При этом потребители способны отличить хорошую вещь от плохой, если им дадут ее увидеть. Точно так же высоты в проектировании программного взаимодействия сегодня остаются свободными, они не захвачены никем. Мiсrоsоft уязвима не меньше, чем General Motors в 1974 году.
Массовый рынок потребителей, не знакомых с технологическими тонкостями, охотно принимает простые в применении продукты, что и подтверждает взрывной рост среды Web.
Люди, привлеченные простотой ее использования, точно так же оценят качественно спроектированные продукты, делающие сложные вещи простыми для пользователей.
Потребители, не знакомые с тонкостями технологии и не принадлежащие к анклавам вроде Кремниевой Долины, не будут требовать изменений просто потому, что не могут образовать сплоченную группу. Разумеется, хорошее от плохого они отличают, но только после того, как хорошее и плохое появляется на полках магазинов.
Изменения произойдут только тогда, когда люди, принимающие участие в процессе и способные повлиять на ранние стадии развития продуктов, заинтересуются решением этой проблемы. Программисты вовлечены в конфликт интересов, а потому мой призыв адресован апологетам в самом сердце этой индустрии высоких технологий. Современные бизнесмены вовлечены в жизнь этой индустрии, хотят они того или нет. Вряд ли еще остались в мире предприятия, не вставшие на путь внедрения информационных технологий.
Ни один из современных нам продуктов, основанных на программном обеспечении, не способен дать мощь и удовольствие от применения людям, не входящим в число одержимых технологией. Инженерное же сообщество просто сообщает, что пользователям придется получить «компьютерное образование». Полагаю, в историю эта фраза войдет наравне со знаменитым и снисходительным: «Почему они не едят пирожных?» Марии-Антуанетты. Французская революция дала народу хлеб, а грядущая революция проектирования даст народу технологию.
Изменить процесс
Большинство разработчиков программного обеспечения и технических руководителей делают то, что делают, потому что верят в процесс, однако при этом не считают процесс догмой. В них достаточно прагматизма, чтобы принять изменения, когда они увидят, насколько эффективно проектирование взаимодействия. По моим наблюдениям, наглядная демонстрация выгод проектирования вызывает у этих людей желание интегрировать проектирование в процесс разработки.
Разработчики программного обеспечения известны способностью менять свои убеждения. Конечно, они инженеры, их мышление навсегда останется инженерным, однако они воспринимают новые (и даже контрастирующие) подходы, если доказана эффективность этих подходов.
Двадцать лет назад в бизнесе программирования считалось нормальным, что разработчики самостоятельно тестировали свой код. Более того, программист мог естественным образом предполагать, что только он сам способен достаточно надежно протестировать собственный код, только он сам может знать обо всех слабых местах и пыльных углах, куда следует заглянуть.
Удивительно, но факт: в те времена все знали, что программисты, хотя им и приходилось заниматься тестированием, как один ненавидели это занятие и сожалели о потраченном на него времени и силах. Однако программисты выполняли работу по тестированию, поскольку честно верили в свою роль в процессе, как и в необходимость агрессивного тестирования.
В последние два десятилетия все в этой индустрии постепенно осознали, что эту часть работы могут выполнять подразделения профессиональных тестеров, освобождая от нее программистов. Поначалу программисты отнеслись к идее скептически, но затем оценили ее. Тестерам же, к нескончаемому удивлению большинства программистов, действительно нравилось тестирование. Они получали удовольствие, создавая новые и еще более изощренные инструменты для испытания продуктов, находя слабые места и пробелы, тестируя специальные и вероятные случаи. Конечно же, скрупулезное изучение продукта профессиональными тестерами намного лучше. Программисты обнаружили, что не просто избавились от большой и неприятной составляющей своей работы; теперь эта работа выполнялась более надежно, своевременно, более продуманно и организованно. Современная доктрина разработки программного обеспечения гласит, что правильное отношение числа тестировщиков к числу программистов – один к одному. Сегодня уже не найти программиста, который настаивал бы, что является лучшим тестером своего кода.
Мы увидим подобный постепенный переход, когда проектирование взаимодействия станет частью процесса разработки. Наибольшие дивиденды получат те последователи проектирования, которые раньше других начнут применять этот подход.
Цели у разработчиков программного обеспечения и проектировщиков взаимодействия общие: и те и другие хотят, чтобы продукт стал успешным. Просто их инструменты и термины для измерения успеха коренным образом различаются.
Если у программиста нет убедительных доказательств, он всегда отступает под защиту своей подготовки, опыта, интуиции. Интуиция подсказывает, что функций должно быть как можно больше. Опыт подсказывает, что нельзя позволять дилетантам вмешиваться в чувствительный, сложный, тонкий процесс разработки со всякими причудами и догадками. Подготовка подсказывает, что интерфейсы следует конструировать, основываясь на своих представлениях.
Проектировщик взаимодействия не может прямо критиковать эти мотивы. Разработчики мыслят слишком рационально, чтобы променять свой опыт на чужое мнение. Проектировщик должен показать им новый взгляд на проблему, должен показать им, что этот взгляд эффективен и совместим с уже существующими идеями.
Независимо от твердости позиции проектировщика взаимодействий, весьма маловероятно, что он обладает лучшим пониманием внутреннего устройства программы, чем программист. Иными словами, он не может смотреть на проблему глазами программиста. Чтобы добиться успеха, он должен иметь другую точку зрения.
Точность и полнота проектировочной спецификации – вот точка соприкосновения проектировщиков и программистов. Когда проектировщики дают абсолютно верные решения, программисты начинают доверять и полагаться на них.
* * *
В одном из номеров еженедельника «Business Week» 45 за 1998 год ведущий колонки Стивен Уайлдстром поднял тему раздраженных пользователей компьютеров. Ответы читателей поразили его полярностью мнений, их количеством, накалом страстей. Он сделал вывод:
У компьютерной индустрии множество озадаченных, раздраженных, несчастных клиентов. Это гораздо более серьезная угроза благосостоянию сектора высоких технологий, чем азиатский кризис, ошибка двухтысячного года и большинство других угроз.
Он процитировал весьма знакомые нам болезненные жалобы уцелевших: «Моя машина заставляет меня думать, что я идиот!» и такие же знакомые вопли апологетов: «Пользователи не знают, чего хотят, а когда знают, то каждый хочет своего. Пусть лучше читают руководства и изучают программы». Стивен завершил колонку так:
В этих излияниях чувств кое-кого не хватает. Мне написали инженеры, программисты, гуру юзабилити. Однако проектировщики продуктов и маркетологи, принимающие ключевые решения по аппаратной и программной части, подозрительно промолчали. Да у вас тут полно злых клиентов. Как вы собираетесь отвечать?
И действительно, как вы собираетесь отвечать?
<< |
Источник: Алан Купер. Психбольница в руках пациентов. 2007

Еще по теме Польза от перемен:

  1. 14.3. Перемена имени
  2. 3.6. Перемена имени
  3. Немедленно реагируйте на перемены
  4. ПЕРЕМЕНЫ В РАБОЧЕЙ КОМПОНОВКЕ
  5. МОЖЕТ ЛИ ПРОИЗВОДСТВО РЕАГИРОВАТЬ НА ПЕРЕМЕНЫ
  6. Глава 24. ПЕРЕМЕНА ЛИЦ В ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕ
  7. 20.4. Отказ в пользу государства
  8. УМЕНИЕ ПЕРЕКЛЮЧАТЬСЯ И СТОЙКО ПЕРЕНОСИТЬ ЖИЗНЕННЫЕ ПЕРЕМЕНЫ
  9. Глава 40. ВЕТЕР ПЕРЕМЕН: ЭВОЛЮЦИЯ Э К О Н О М ИМ ЕС КИХ ДОКТРИН
  10. § 6. Отказ в пользу государства