Языковой прорыв


Прежде всего, хороший словарь делает общение более эффективным. Однако создание терминологии иногда имеет и другой очень важный эффект. Время от времени нам приходится работать с командами, в которых определенные термины уже стали частью культуры. Хороший пример – фраза Мiсrоsоft «Embrace the Internet». Подобные фразы и слова могут иметь почти религиозное значение и произноситься с оттенками благоговейного трепета. Такое благоговение приводит к неспособности разобрать значение слова и повторно изучить его в свете новых императивов проектирования. Означает ли фраза, что следует идти навстречу браузерам, или же HTML, или же только протоколам ТСР/IР? Эти священные слова – забор вокруг храма. Растоптав священные верования клиента, мы не продвинемся в процессе проектирования. Поэтому мы разбиваем процессы, задачи, программы на четко определенные обособленные фрагменты и назначаем им новые имена, не имеющие унаследованного смысла. Эти новые имена, обычно еще и шутливые, и такое легкомыслие позволят «пробить» серьезные мины участников.
Реальность смеется последней
Типичный процесс разработки продукта начинается с перечисления ограничений и условий. Катехизис того, что «мы не можем сделать», повторяется достаточно часто и убедительно, чтобы стать доктриной независимо от того, насколько этот катехизис соответствует истине. Проектировщики взаимодействия должны со здоровым скептицизмом относиться к предположениям о невозможности чего-либо. Раз за разом мы находим способы обходить предполагаемые ограничения только потому, что отказываемся воспринимать их всерьез.
Разумеется, встречаются и настоящие ограничения, которые обойти действительно невозможно, однако в попытках это сделать приобретается ценный опыт. Даже если мы не можем изящно обойти ограничение, наше путешествие по тупиковому маршруту может пролить свет на какую-то не замеченную ранее возможность. Этот процесс основан на работе Эдварда де Боно, посвященной нестандартному мышлению 35 .
Программисты – короли практичности. Прагматизм практически лишает их терпимости к фантазиям. Но эта сила может стать и слабостью, поскольку случается, что практичный подход не позволяет решить задачу. Изобретая, инженеры находят решение путем последовательного изучения практичных, возможных шагов. Как следствие, их решения всегда оказываются производными старых решении, а этого часто недостаточно.
Мы же просто предполагаем, что возможно все, и проектируем, исходя из этого убеждения. Обходя предполагаемые ограничения, мы видим цели и персонажи более отчетливо и находим решения, до которых невозможно добраться традиционными путями.
Инженеры испытывают тревогу, отступая от твердых рациональных основ, а потому предпочитают мириться с предполагаемыми ограничениями. Они знают, что мы в конечном итоге встретимся с этими ограничениями, а потому считают себя обязанными защищать их. Они называют это «ролью адвоката дьявола». Все это очень хорошо, но в чем окружающая действительность не нуждается, так это в том, чтобы ей помогали создавать трудности. Реальности не нужны адвокаты, поскольку от нее возможно отречься. Реальный мир всегда смеется последним. Зная, что реальность всегда найдет подходящий ответ, мы понимаем, что невозможное никогда не станет реальным, и здесь не спасают ни воображение, ни проектирование. Лишь человек, не заинтересованный кровно в успехе предприятия, может спроектировать что-то, что «невозможно» создать. Более того, мы часто обнаруживаем, что ограничения иллюзорны и надуманы. И это нельзя понять, не обойдя их.
Пример: Logitech Scanman
Наш инструмент «представь себе!» оказался особенно полезным в одном крупном проекте. Подразделение корпорации Logitech, занятое производством сканеров, пригласило нас для участия в проектировании программного обеспечения для совершенно нового поколения настольных сканеров, ориентированных на рынки домашнего и малого офисов.
В новом сканере Logitech под кодовым названием «Peacock» были применены технологии сканирования нового поколения, а само устройство подключалось к компьютеру через новый порт USB. Этот недорогой продукт, по форме и размерам напоминающий свернутую газету, удобен и не занимает много места на столе. В прорезь сканера можно вставить любую страницу, после чего небольшой двигатель протягивает страницу через сканер, при этом происходит считывание изображения.
Компания Logitech уже давно сосредоточила усилия на выпуске небольших дополнительных аппаратных компонентов, особую ценность которым придает сопровождающее программное обеспечение. Звучит определенно неплохо, с точки зрения инженеров Logitech. Однако с точки зрения пользователя подход не очень приятный. Потому что не ориентирован на конечные цели.
Logitech предполагала, что многочисленные программные возможности увеличивают ценность аппаратного устройства. В конце концов, считалось, что добавление возможностей в программу гораздо дешевле добавления возможностей в аппаратную часть. Такая логика рассматривает уравнение стоимость-выгода с точки зрения производителя, а не пользователя.
Предшественник продукта Peacock ломился от возможностей, и у каждого участника команды, будь то маркетолог, руководитель, программист или менеджер продукта, были свои любимые возможности, за которые он активно боролся на совещаниях. Но если когда-либо существовал продукт, нуждающийся в вивисекции, то это был именно Peacock.
Мы редко считаем необходимым вырезать из продукта функции, чтобы сгладить неровности взаимодействия. Однако в случае Peacock широко распространенная идея о том, что многочисленные возможности увеличивают ценность продукта, явно была ошибочной. Наши персонажи и сценарии отчетливо показали, что интерфейс продукта перегружен ненужными, не востребованными и не находящими применение возможностями.
Как обычно, мы начали процесс с создания набора персонажей. Расскажу о том, как мы сконструировали этот набор.
Магазинная цена сканера была около $150. Для массового продукта это был достаточно мощный сканер с высоким разрешением и цветопередачей, однако до уровня профессиональных планшетных сканеров, стоивших обычно от $800 до $1000, он не дотягивал 36 . Всем было ясно, что основной рынок сбыта продукта формируют пользователи в домашних и малых офисах, известных под собирательным называнием SOHO (small office, home office).
Малкольм, боец фронта Всемирной паутины
Для представления сегмента пользователей SОНО мы создали персонаж Малкольма, бойца фронта Всемирной паутины. Этот молодой человек открыл на дому небольшую фирму по созданию сайтов. Он не разбирается глубоко в технических вопросах и не является дизайнером, однако знаком с компьютерами и знает, что оптимизированные изображения гораздо быстрее скачиваются из Интернета, чем здоровые, полноцветные. Сканер Peacock позволяет ему легко получить изображения среднего разрешения для сайтов, не неся излишних расходов и не вдаваясь в детали процесса.
Чед Марчетти, мальчик
Сканер Peacock был привлекателен и для владельцев домашних компьютеров, которые сканировали картинки и документы для личных, а не деловых целей. Для представления домашних пользователей мы изобрели персонаж Чеда Марчетти, десятилетнего мальчика, оформляющего при помощи сканера свои домашние задания.
DPI Магнум
Мы знали, что профессиональным дизайнерам нужны тысячедолларовые планшетные сканеры, а потому снизили свое внимание к этому сегменту рынка. Но мы знали также, что этот сегмент нельзя просто игнорировать, ведь и из искры может разгореться пламя. У начинающего дизайнера, еще не имеющего постоянной работы, нет свободных денег, поэтому Peacock сгодится на первый год или два, пока он не сможет позволить себе сканер профессионального уровня, однако только в том случае, если Peacock поможет добиться достаточной производительности.
Искрой стал персонаж по имени DPI Магнум. (Вариация на тему старого телешоу Тома Селлека «Magnum, Р.I. 37 » и аббревиатуры слов dots-per-inch, распространенной меры разрешения оцифрованного изображения.) Магнум представляет, возможно, не самый крупный сегмент пользователей, но человек он, несомненно, влиятельный. Все его друзья, владельцы домашних компьютеров, просят его совета, когда речь заходит о программном и аппаратном обеспечении для работы с графикой. Через год он сможет позволить себе планшетный сканер, но до тех пор обойдется аппаратом Peacock.
Малкольм и Чед не особенно разбираются в обработке изображений. Малкольм слишком сосредоточен на другом – ему нужно создавать сайты и зарабатывать деньги. У Чеда тоже иные интересы – не потерять изображения в глубинах файловой системы. Ни тот, ни другой не видят серьезных причин ковыряться в пикселах. Обоим требуется сканировать изображения, обрезать их, а затем внедрять в документы. Конечным результатом являются именно эти документы, а никак не изображения. Мы обнаружили, что три важных цели Малкольма и Чеда совпадают:
Они не желают разбираться в сканерах, разрешениях, настройках.
Они желают быстро и легко находить на своем компьютере уже отсканированные изображения.
Они желают легко и быстро внедрять отсканированные изображения в другие документы при помощи других программ.
DPI Магнум гуляет сам по себе: он хорошо знает, что такое разрешение и чувствует себя, как рыба в воде, манипулируя различными настройками. Таким образом, можно предположить, что включение подобной функциональности в продукт пойдет Магнуму на пользу. Однако Магнум уже приобрел Adobe Photoshop. Эта мощная, сложная, дорогая программа обработки изображении – его основной инструмент, и он отлично им владеет 38 . Для решения всех своих задач (не имеет значения, насколько мелких) он применяет Photoshop. Любая попытка продублировать функциональность и мощь Photoshop в рамках Peacock обречена. Как и Пи Герман 39 , вышедший на ринг против Джорджа Формана, Peacock не продержался бы и раунда против чемпиона. Нет смысла вкладывать усилия в то, что не найдет применения и станет позорным клеймом.
Однако же в двух случаях из трех цели Магнума идентичны целям Чеда и Малкольма: он желает легко находить свои изображения и легко переносить эти изображения в другую программу (Photoshop).
Лишь во время сканирования Магнуму может понадобиться указать физическое разрешение в точках на дюйм. В старых, более медленных сканерах понижение разрешения позволяло экономить время при сканировании, что Магнум и делал. Новый Peacock гораздо быстрее и дает максимальное разрешение, равное вполне приличным 200 dpi. При полноцветном сканировании процесс занимает около 20 секунд для формата А4. Потратив десять секунд на изменение режима, Магнум сэкономит лишь пять секунд при сканировании, но получит при этом более низкое качество, так что овчинка выделки не стоит. При достаточно высокой скорости сканирования придет ли в голову кому-нибудь – даже Магнуму – уменьшать разрешение? Такое проникновение в суть вещей позволило нам понять, что цели всех троих не противоречат друг другу, так что мы можем осчастливить пользователей и при этом избавиться от большинства ненужных возможностей продукта.
Игра «Представь себе!»
В ходе мозговых штурмов мы сыграли в игру «Представь себе!». Мы обнаружили, что Чед вполне доволен возможностью помещать изображения в компьютер, вообще не пользуясь сканером. Это упражнение показало, что ни Чеду, ни Малкольму, ни Магнуму не хочется разбираться с аппаратной частью процесса. С этого ракурса было легко увидеть, что Чеда интересовало только отсканированное изображение, причем после того, как оно уже попало в компьютер. Его не волнует, если изображение сканируется при помощи черной магии, однако интересует возможность потом найти это изображение, обрезать его и открыть в других программах.
Большинство продуктов конкурентов, в том числе и продукт, предшествовавший Peacock, просто сбрасывали изображения в файловую систему, оставляя пользователя наедине с традиционной иерархией, позволяющей хранить и находить отсканированные изображения. Но этой файловой системой в действительности очень сложно пользоваться, она практически бесполезна.
Файловая система требует, чтобы Чед назначил имя отсканированному изображению, затем выбрал место в иерархии файловой системы, где изображение следует сохранить. А если Чеду понадобится найти изображение, ему придется вспомнить имя изображения и место, где это изображение хранится. Так уж получилось, что Чед не очень силен в запоминании подобных фактов. А компьютер, обладая жестким диском, идеально подходит для запоминания подобных фактов, но не делает этого. Он заставляет Чеда помнить и место хранения, и имя файла.
В нашем варианте программное обеспечение сканера не заставляет Чеда назначать изображениям имена и место сохранения. Программа все делает сама. Когда Чеду понадобится найти изображение, он сможет воспользоваться любым из его свойств, таких как дата сканирования, размер, содержание, отметка об экспорте в другую программу.
Не позволяя Чеду и Магнуму возиться с различными аппаратными настройками сканера, мы сосредоточили усилия на трех более важных моментах:
• Исключили из интерфейса все идиомы управления сканером.
• Сделали невозможной потерю отсканированных изображений в дебрях файловой системы.
• Предельно облегчили перенос отсканированных изображений в документы других программ.
Мы рассмотрели все доступные функции работы с изображениями и решили, что лишь три из них абсолютно необходимы. Остальные можно исключить или позднее выполнить в других, более подходящих приложениях, таких как Photoshop. Вот эти три функции:
• Обрезка, отсечение изображения по краям.
• Изменение размера изображения.
• Изменение ориентации, поворот изображения.
Набор функций получился очень маленький, но в него вошли только необходимые и часто используемые возможности, поэтому мы решили обеспечить всем функциям высочайшее качество и простоту применения.
На коде удалось сэкономить в целом столько, что команда разработчиков получила необходимое время на достижение поставленных целей.
Высококлассная обрезка
Все компьютерные инструменты обрезки, с которыми мне приходилось сталкиваться, работают одинаково неправильным образом. Пользователь щелкает мышью и растягивает прямоугольный контур. Щелчок происходит в левом верхнем углу области отсечения, а точка, где заканчивается движение, становится правым нижним углом области. Все, что находится вне области, удаляется, а фрагмент внутри области становится новым изображением. Метод быстрый, простой, легкий в реализации, доступный для понимания. Тяжеловесная графическая программа Photoshop тоже использует этот способ. Тем не менее, способ имеет серьезные недостатки. Прежде всего, он дает низкую точность – область следует выделять одним четким движением. При этом весьма вероятно, что, определив три стороны области, пользователь не сможет определить верно четвертую, не затрагивая одну или несколько корректно размеченных сторон. Кроме того, необратимость операции означает, что программа может сохранить два различных варианта обрезки одного изображения.
Наш вариант инструмента решил обе проблемы простыми для освоения и понимания способами. На каждой из четырех сторон отсканированного изображения присутствует постоянно видимый якорь линии обрезки. Якорь является наглядным инструментом непосредственного манипулирования. Теперь Чеду достаточно щелкнуть по якорю и потащить за него, чтобы получить мгновенный и соответствующий действию наглядный отклик, оценить последствия своих действий. По мере перемещения якоря часть изображения, оставленная «за бортом», меняет свой цвет на призрачно-серый. Становится очевидно, что происходит обрезка изображения, но также ясно, что обрезка еще не произошла необратимо. Чед может так же легко перетащить якорь на прежнее место и таким образом восстановить фрагмент изображения.
Перемещая один якорь, Чед сразу понимает, что четыре стороны области обрезки независимы, что перемещение одной стороны не затрагивает три другие. Он может корректировать и изменять область обрезки, пока не получит нужный результат. Совсем другое ощущение оставляют традиционные инструменты обрезки, где процесс модален, необратим, должен выполняться одним идеальным движением. Очень немногие пользователи компьютеров обладают нужной ловкостью рук, позволяющей выполнить хорошо такое движение. И Чед определенно не входит в их число. Более того, обрезка должна быть наглядной и, как правило, итеративной. Даже художникам требуется несколько попыток, чтобы добиться нужного результата. Старые инструменты просто не поддерживали такой подход. А тот, что мы создали для Logitech, делал это замечательно.
Даже окончательный выбор Чеда не делал обрезку необратимой. Текущие настройки области обрезки считались просто свойством изображения, а изображение всегда хранилось в полном объеме (отдельный пункт меню позволял сделать обрезку необратимой, если требовалась экономия дискового пространства). Так что Чед мог отсканировать фотографию своей семьи, усечь изображение, исключив всех, кроме кого-то одного, например матери, а результат использовать в домашней работе и потом, месяца через три, вернуться к той же фотографии и изменить область обрезки, включив в результат только отца, и его фотографию поместить затем в письмо. Любая другая программа сканирования заставила бы Чеда повторно сканировать изображение.
Высококлассное изменение размеров
Изменение размера изображения в большинстве графических программ означает ввод размеров в диалоговом окне. Диалог допускает высокую точность значений и позволяет растягивать изображение, меняя пропорции, однако точность требуется редко, а непропорциональное масштабирование редко когда оказывается желанным. Предлагая то, что не требуется, диалог не предлагает того, что необходимо: возможности понять, насколько большим или маленьким будет новое изображение. Инструмент масштабирования должен быть наглядным.
Наше решение: небольшой красный уголок, располагающийся в правом нижнем углу отсканированного изображения. При наведении курсора уголок едва заметно меняется в размерах, увеличивается на пару пикселов. Это я и называю «активным откликом», он показывает Малкольму, что объект поддается прямому манипулированию. Если Малкольм щелкнет мышью и потащит за красный уголок, изображение (в реальном времени) станет больше или меньше, в зависимости от направления движения уголка. Изображение всегда сохраняет правильную пропорцию. Непропорциональное масштабирование – это уже работа Магнума, который для таких целей применяет Photoshop.
Информативности инструменту масштабирования добавляют размерные линии, произрастающие из сторон изображения. Значения на линиях также изменяются в реальном времени, позволяя Малкольму при масштабировании мгновенно получать численную информацию о точных размерах изображения. Пункт меню позволяет Малкольму назначить и размерные единицы – пикселы, метрическую систему или имперскую.
Высококлассный поворот изображения
Графические программы обычно позволяют вращать отсканированное изображение. Вот три базовых применения этой функции:
• Вращение фрагментов изображений с целью изменения композиции.
• Придание нужной ориентации изображению, которое сканировалось с небольшим отклонением от вертикальной ориентации.
• Придание нужной ориентации перевернутому или перекошенному изображению.
В большинстве программ для сканеров, к которым относится и предшественник Peacock, реализован инструмент вращения, посредством которого пользователь может решать все три задачи. Мы посмотрели на всю эту мощь и сложность с точки зрения Чеда, Малкольма и Магнума, после чего решили избрать совершенно иной подход.
Первую задачу мы сразу вычеркнули из списка. Такая функция могла бы пригодиться только художнику, а художников среди наших пользователей не нашлось. Ближе всех Магнум, а он обратился бы к мощной функции поворота пакета Photoshop.
А вторая – выравнивание – не может получаться хорошо из-за ограничений технологии. Практически все растрирующие устройства, такие как видеоэкраны, сканеры, принтеры, визуализируют прямые линии, отклоненные от горизонтали или вертикали на один – два градуса, в виде жутких зазубренных линий. Такую линию не распрямить никакой компьютерной обработкой, а стандартная функция поворота в таком случае создает головокружительные оптические иллюзии. Лекарство хуже болезни. Хуже того, программный код, выполняющий поворот изображения на пару градусов, отличается большой сложностью и изощренностью. В большинстве других сканирующих продуктов эта абсурдно бесполезная функция с гордостью выпячивается – прекрасная иллюстрация того, что По Бронсон назвал слепотой, улучшающей зрение разработчиков программного обеспечения.
Если изображение отсканировано с одно-двухградусным отклонением, то быстрее, лучше и проще скорректировать его расположение и отсканировать повторно. Сканирующее устройство не просто поддерживает такое решение своими точными механизмами и высокой скоростью, но и с самого начала практически исключает возможность ошибки.
Третий вариант – изменение ориентации. Можно случайно отсканировать изображение вверх ногами или «уронив» его набок. Программным способом можно легко и быстро повернуть изображение на 90, 180 или 270 градусов, сориентировав его правильно.
Поэтому мы спроектировали инструмент «переориентации» вместо инструмента «вращения» и снова приложили все усилия для создания лучшего варианта. В правом верхнем углу отсканированного изображения присутствует синий кружок, сходный с красным уголком инструмента масштабирования. Если расположить курсор над кружком, кружок слегка увеличивается в размерах, снова намекая на активность.
Если Малкольм щелкнет мышью и потащит за кружок, изображение опоясывает ярко-зеленый контур. Этот контур называется «прицелом» и подсказывает, как повернется изображение, когда Малкольм отпустит кнопку мыши. Как только кружок заходит за очередной угол изображения, зеленый прицел поворачивается в следующее из возможных положений: на угол 90, 180, 270 градусов. Малкольм заранее знает, какое влияние на изображение окажет его действие. Он отчетливо понимает, что поворот возможен лишь на фиксированные углы, а свободное вращение или коррекция результата невозможны. Все наши персонажи мгновенно понимают, как работать с инструментом.
Первоклассные результаты
По просьбе клиента мы провели пользовательское тестирование продукта и обнаружили удивительную вещь. Мы ожидали, что всем участникам тестирования очень понравится наш интерфейс, что они смогут понять его и легко им воспользоваться. Удивило то, что все как один участники высказались в том смысле, что Peacock – «самый мощный». С точки зрения количества функций это было далеко от истины. С точки же зрения доступности имеющихся возможностей продукт стал мощнее.
Когда продукт Peacock вышел наконец на рынок, персонал отдела техподдержки Logitech забеспокоился, потому что звонков с вопросами о том, как пользоваться продуктом, поступило намного меньше, чем обычно для новых продуктов.
Преодоление разрыва между устройствами и программами
С точки зрения проектировщика взаимодействия, деление между аппаратным и программным обеспечением не имеет значения – потому что оно не имеет значения для пользователя. Пользователя не интересует, какая из составляющих в производстве дороже. Таким образом, проектировщики взаимодействия способны разрешать проблемы, возникающие при создании гибридных продуктов.
В мире инженерной разработки живут разработчики аппаратной части, создающие платы электронных схем и микропроцессоры, а также разработчики программной части, создающие программный код. Хотя плоды их трудов продаются в совместных, гибридных продуктах, эти два лагеря, как правило, не сотрудничают. Иногда они даже не общаются, а просто перебрасываются готовыми модулями «через забор».
По историческим причинам разработчики аппаратной части доминируют в большинстве компаний, производящих гибридные продукты. Однако по мере распространения аппаратного обеспечения эти устройства и разработчики этих устройств теряют свои позиции. И наоборот, все большую ценность для пользователей таких продуктов начинают представлять уникальные свойства программного обеспечения. Все это приводит к установлению тревожного перемирия в большинстве компаний, производящих гибридные продукты.
Хорошим примером такой компании является Hewlett-Packard, здесь доминируют разработчики устройств. Принтеры, производимые компанией, – продукты сказочные, с образцовой технологией, однако после двадцати лет развития ни один из моих принтеров, произведенных НР, не способен полностью интегрироваться с компьютером. Они не сообщают компьютеру, сколько бумаги осталось в лотках, или сколько порошка осталось в картриджах, или сколько заданий находится в очереди печати. Подобное бездумное пренебрежение человеческой потребностью в информации – улика, с головой выдающая компании, где доминируют разработчики устройств.
По иронии судьбы компании, выпускающие аппаратные устройства, имеют большой опыт привлечения посторонних промышленных дизайнеров для создания продуктов более полезных и желанных для потребителей. Разработчики же программ склонны создавать продукты самостоятельно. В любой компании, создающей гибридные продукты, отсутствие проектировщиков, посредничающих в интересах обеих сторон, приводит к созданию продуктов, не удовлетворяющих пользователей. Примеры главы 1 «Загадки века информации» показывают это со всей ясностью.
Гибридных продуктов становится все больше, и потребность в целеориентированном проектировании растет, потому что в смысле способов реализации оно агностично.
Продукт PalmPilot компании 3Соm – хороший пример гибридного продукта, в котором проектирование позволило гладко сшить программную и аппаратную части. Достаточно коснуться экрана, чтобы машина проснулась точно в том состоянии, в каком была выключена. Мгновенная реакция устройства на действия пользователя четко показывает, что при проектировании аппаратной части были учтены потребности программной части. А вот контрпример: моя фотокамера Nikon CoolPix 900, при каждом включении которой на загрузку, при отсутствии жесткого диска, уходит семь длинных секунд. Когда устройство настолько медлительно, становится ясно, что шоу режиссировали разработчики аппаратной части.
Разумеется, в реальном мире проектирования продуктов большинство программных компаний не заходит на территорию аппаратного обеспечения. Аппаратные проектировщики поддерживают такую линию поведения даже в случаях, когда специальное устройство приобрело бы значительные преимущества в результате сотрудничества.
Однако если бюджет проекта позволяет, проектировщики могут без колебаний давать рекомендации относительно аппаратной части. Система P@ssport IFE, описанная в главе 9 «Проектирование для удовольствия», работала на выделенных компьютерах, и поставщик решения имел абсолютную власть над всеми устройствами и программами. Мои проектировщики дали некоторые рекомендации.
Продукт Elemental Drumbeat, описанный в главе 10 «Проектирование ради результата» должен был работать на любом нормальном настольном компьютере Wintel. В данном случае мои проектировщики о рекомендациях даже и не думали.
В нескольких случаях, в частности при работе над продуктом Logitech Peacock, моим проектировщикам предоставилась счастливая возможность повысить ценность аппаратного обеспечения. У каждой компании была возможность ступить на путь гибридных решений, соглашаясь со всеми потенциальными опасностями и возможностями.
<< | >>
Источник: Алан Купер. Психбольница в руках пациентов. 2007

Еще по теме Языковой прорыв:

  1. II. Применение стратегии прорыва
  2. Стратегия прорыва
  3. «Прорыв вперед»
  4. 46. ПРАВОВОЙ СТАТУС ЯЗЫКОВ В РФ
  5. Пять шагов стратегии прорыва
  6. ЯЗЫКОВЫЕ ИГРЫ
  7. ЯЗЫКОВЫЕ ИГРЫ
  8. 69. СТАТУС ГОСУДАРСТВЕННОГО ЯЗЫКА. ЯЗЫКОВОЕ РАВНОПРАВИЕ
  9. 3. Языковые средства, создающие логичность речи
  10. ЗНАК
  11. КОНТЕКСТ (лат. contextus - соединение, тесная связь
  12. ЛОГОМАХИЯ
  13. МЕТАЛОГИКА
  14. КОНТЕКСТ