Стратегия и тактика


«Консолидация в отрасли неизбежна»
Вы уже вели переговоры с ВТБ и Сбербанком по поводу реструктуризации задолженности?
Для реструктуризации задолженности «Металлоинвеста» мы пока никаких оснований не видим. Она структуризована очень, по-моему, взвешенно и спокойно. Наша задача - заработать деньги для обслуживания кредитов и пережить этот кризисный спад.
Есть ли у «Металлоинвеста» антикризисная программа?
Естественно, сегодня в холдинге идет проработка антикризисной программы, которую мы рассчитываем в феврале уже начать осуществлять. Прежде всего, это программа сокращения расходов и, к сожалению, программа сокращения инвестиций.
В чем заключаются ваши предложения по консолидации горно-металлургических активов?
Я уже пятый год говорю, что консолидация в отрасли неизбежна. Чем раньше мы ее сделаем, тем больше будет плюсов, чем позже - тем больше потерь.
Объединение соответствует мировой практике, доказавшей свою эффективность. Лидеры отрасли - BHP Billiton, Rio Tinto, VALE - имеют дифференцированный ряд добычи руд цветных и черных металлов. В каждой из компаний на железную руду приходится не менее 20-25 %. К «Норникелю» мы с этим предложением выходили еще два года назад, вели переговоры с Владимиром Потаниным (контролирует 30 % акций компании. - Ред.). Был даже определенный план совместных действий. Мы стали в ГМК миноритариями, скупив около 4 % акций. Еще 1 % пока находится в деривативах в западных банках. Эти бумаги мы тоже планируем со временем выкупить. Но затем произошла консолидация позиций Владимира Потанина и Олега Дерипаски (контролирует 25 % акций «Норильского никеля». - Ред.). И к сожалению, мы видим, что акционеры ГМК на словах с нами соглашаются, но втягивают в тяжелые переговоры, выдвигая дополнительные условия.
О чем идет речь сейчас?
Мы сделали последнее предложение - если это интересно всем акционерам «Норни- келя», то «Металлоинвест» готов объединиться с ним в соотношении два к одному. В рамках этой концепции мы говорили, что в условиях кризиса, когда у компаний тяжелые проблемы с возвратом долгов, есть возможность привлечь в капитал объединенной структуры государство. Я не вижу в этом ничего плохого.
Это была ваша идея?
На встрече с президентом Дмитрием Медведевым первым это предложил Владимир Потанин. Но на совещании речь шла о консолидации «Норникеля» с «Ростехнологиями» и «Металлоинвестом», а потом выяснилось, что они с Олегом Дерипаской резко расширили список. Я считаю, что объединение всех со всеми долгами - это нереально. Похоже на братскую могилу. В нашей концепции было объединение двух компаний с абсолютно подъемным объемом долга, который можно было бы конвертировать в участие государства. И тогда «Норникель» и «Металлоинвест» сразу начали бы жизнь в условиях заработка денег, а не только возврата долгов. Я считал, что это очень добротное вложение, которое обязательно обеспечит доходность для инвестора - в данном случае для государства. Но и одновременно это огромная помощь. Мы как инвесторы не боимся того, что теряем часть собственности в пользу государства.
Каково должно было быть место «Ростехнологий»?
Госкорпорация могла стать инструментом вхождения государства в капитал объединенной компании. Она еще может стать им, если государство сочтет целесообразным вхождение в капитал «Металлоинвеста».
Почему не кредиторы в лице госбанков?
Дело в том, что по законодательству пока еще вхождение банков в капитал очень осложнено - тяжело долги конвертировать в собственность. Это входит в противоречие с нормативами Центрального банка и негативно сказывается на балансе и капитале банков.
Вы делали господам Потанину и Дерипаске официальное предложение о консолидации?
Да, на совещании у вице-премьера Игоря Ивановича Сечина и подтвердили в письменной форме.
Возможен ли компромисс между вашей позицией и мнением господ Потанина и Дерипаски?
Для нас участие в объединении шире, чем «Норникель» и «Металлоинвест», сейчас не интересно.
На мой взгляд, подобные предложения являются завуалированной попыткой воспротивиться вхождению в капитал компаний государства - хотя само государство ни на чем не настаивает, насколько я знаю. А без этого на сегодняшний день акционеры «Русала» и «Норникеля» вряд ли смогут решить вопрос возврата своих долгов.
В чем именно сопротивление?
В том, что, когда Олег Дерипаска предлагает государству войти в «Русал», он говорит о не существующей сейчас оценке компании. Я думаю, что государству обидно такие предложения читать. Он предлагает, чтобы государство получило за $6 млрд 15 % «Русала», да еще и привилегированных, а не голосующих. Мы же говорим - пусть государство само оценит компанию. Насколько мы понимаем, оценка будет справедливая - что-то среднее между докризисной высокой и бросовой сегодняшней. Сегодня просто многие, видимо, не хотят осознать реальность.
И какова она?
Реальность в том, что критерии, которые раньше существовали для оценки, сегодня практически отсутствуют или же работают на очень ограниченном количестве компаний. Никто не знает, какие применять мультипликаторы, зато есть мнение, что стоимость компании - это разница между стоимостью ее активов и долгами.
Вы оценивали, какой может быть доля государства в компании на базе «Норникеля» и «Металлоинвеста»?
Я считал, что если наши долги в соотношении, в котором акционеры договорятся объединиться, будут приняты государством, то оно должно получить 25-30 % объединенной компании. То есть «Норникель» вместе с «Металлоинвестом» должен стоить $30-50 млрд.
По рынку сейчас «Норникель» стоит $7 млрд, но всем ясно, что это абсолютно несуразная цена.
Вы предполагали25-30 % обыкновенных, голосующих акций? Олег Дерипаска говорил о привилегированных.
Олегу Владимировичу так тяжело доставался «Русал», что ему трудно представить кого-то рядом в этой компании, голосующим в его пакете акций. Мы говорили об обыкновенных акциях либо об облигациях, которые могут быть конвертированы в голосующие акции в любой удобный для государства момент.
Насколько готовы господа Потанин и Дерипаска идти вам навстречу?
Насильно мил не будешь. Сегодня нынешние акционеры «Норникеля» уже, на мой взгляд, будут рассчитывать только на самих себя.
Еще в мае 2008 года Владимир Потанин уверенно поддерживал слияние «Норникеля» и «Металлоинвеста». Как Вы думаете, почему его позиция изменилась?
Владимир Олегович хотел с нами объединяться с самого начала, подтверждал это публично. Что и как у него меняется - это к нему вопрос. На мой взгляд, он очень эффективный тактик, практически как шахматист, просчитывающий комбинации моментально и быстро. Но в стратегическом плане, я думаю, это бернштейнианство в чистом виде, один из видов оппортунизма (движение - все, конечная цель - ничто). Ленин эту позицию подробно критиковал в работе «Что делать?».
То есть на этом слиянии можно поставить крест?
Почему? Вы знаете, в этой жизни человек предполагает, а Бог располагает. Вдруг будет смена акционеров «Норникеля»?
Что является альтернативой? Вы говорили о партнерстве с «Ростехнологиями» - это только Удоканское месторождение илирегь идет о более масштабной консолидации?
Это и другие активы «Ростехнологий». Например, «Русспецсталь», которая хорошо может объединяться с нашими стальными активами, доли в монгольских предприятиях, которые логично присоединить к Удокану, корпорация «ВСМПО-Ависма».
Есть ли уже программа такого объединения?
Она существует, но кризис внес свои поправки. Мы будем программу пересматри-вать.
Но можно сказать, что начинается подготовка к консолидации?
Да.
Вы ставите себе какие-то сроки?
Я думаю, в течение этого года. Потому что сейчас у нас первая задача - это собственная реструктуризация, внутренняя антикризисная программа и достижение безубыточности производств.
<< | >>
Источник: Владислав Юрьевич Дорофеев Валерия Т. Башкирова. Кризис есть кризис. 2010

Еще по теме Стратегия и тактика:

  1. ЧАСТЬ III. СТРАТЕГИЯ И ТАКТИКА «ЧЕРНОГО PR
  2. 24.4. ФИНАНСОВАЯ ТАКТИКА И СТРАТЕГИЯ
  3. 1. Стратегия и тактика работы адвоката на стадии предварительного расследования уголовного дела
  4. 7. Стратегия и тактика работы адвоката на стадии предварительного расследования уголовного дела
  5. 7. Стратегия и тактика работы адвоката на стадии предварительного расследования уголовного дела
  6. 2. Стратегия и тактика работы адвоката на досудебных стадиях разрешения гражданских споров
  7. 14. Стратегия и тактика работы адвоката на досудебных стадиях разрешения гражданских споров
  8. 14. Стратегия и тактика работы адвоката на досудебных стадиях разрешения гражданских споров
  9. Стратегия декомпозиции (пошаговая стратегия)
  10. Тема 3.КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ТАКТИКА
  11. 3.1. Понятие и содержание криминалистической тактики
  12. Часть 1. Начало айки-тактики
  13. Часть 2. Представление Айки-тактики
  14. 48. ПОНЯТИЕ И СИСТЕМА КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ТАКТИКИ
  15. 3.2. Тактика «Черного PR
  16. Новый взгляд на тактику
  17. 60. ТАКТИКА ЗАДЕРЖАНИЯ
  18. 4. ТАКТИКА ДОПРОСА